<< Главная страница

Василий Серенький. Приключения Олеси в стране чудес



Льюис Кэрролл
Приключения Олеси в стране чудес.
Перевод: Василий Серенький.



(c) Василий Серенький 2003-2004
vaseren@yandex.ru

Глава I. Кролики - это не только ценный мех...

Олеся уже порядком задолбалась сидеть рядом с сестрой возле речки и ни черта не делать. Пару раз она украдкой заглянула в учебник по функциональному анализу, который читала сестра, но там не было описаний нежных постельных сцен, как в обожаемых Олесей женских романах, а худосочные графики и формулы никак не могли заменить портрет двухметрового голубоглазого культуриста. "И что за мазохистский прикол - читать такие отстойные книжки", - с тоской подумала Олеся.
Духота летнего полудня привела Олесины мысли в состояние глубокого ступора. Она лениво чесала подбородок и размышляла - не нарвать ли конопли для гостей на свой день рождения, как вдруг мимо нее пробежал Белый Кролик с красными похмельными глазами.
В принципе, ничего особо глючного в этом бы не было, если б Кролик на бегу не повторял: "О, дорогая! О, о, дорогая! Как я опаздываю!". Впоследствии, Олеся поняла, что должна была довольно сильно охренеть, однако в тот момент, под действием солнышка и стакана кальвадоса, она восприняла это вполне пристойно. Но когда Кролик расстегнул ширинку, вытащил оттуда будильник и заторопился еще сильнее, Олеся не выдержала и вскочила. Даже ее не годам развитые мозги не могли представить, что у кроликов могут быть будильники, а уж тем более - сэконд-хэндовые джинсы с ширинкой. Сгорая от любопытства, она ломанулась за Кроликом через колхозное кукурузное поле и успела засечь, как он прыгнул в здоровенную нору под забором сторожа Михалыча.
Олеся не раздумывая сиганула следом, послав на хрен запоздалый вопрос о том, как она будет выбираться обратно.
Кроличья нора сначала шла прямо, типа туннеля, а потом оборвалась вниз так резко, что Олеся не успела тормознуть и, кратко матюгнувшись, полетела вниз.
Или колодец был слишком глубокий, или Олеся падала слишком медленно, но у нее было навалом времени, чтобы оглядеться вокруг и задуматься о смысле жизни. Сначала она глянула вниз, но там было темно, как ночью у негра в жопе. Тогда она посмотрела по сторонам и увидела, что стенки колодца заставлены всякими шкафчиками и полочками, завешены географическими картами и порнушными картинками. Пролетая мимо какого-то бара, Олеся выхватила оттуда бутылку с этикеткой "Пиво со вкусом апельсина", но та оказалась пустой.
"Бросить ее вниз, что ли, - с досадой подумала Олеся. - А хотя, нет, нафиг. Вдруг еще торчком воткнется, а я потом на нее приземлюсь. Конечно, давно пора расстаться с девственностью, но ведь не таким же извращенным способом... - и она ткнула бутылку в очередной шкафчик. - Да уж! После такого полета мне и с лестницы навернуться - как два пальца обоссать. Буду дома косить под сержанта ВДВ, даже с крыши прыгну - все пофигу".
Все вниз и вниз, вниз и вниз...
"Интересно, - размышляла вслух Олеся, - это когда-нибудь кончится или нет, мать его так? Я уже, небось, где-то в центре Земли, это кажется что-то типа четырех тысяч километров".
Конечно, момент для подобных понтов был неподходящий, но очень хотелось закосить под умную и она добавила: "Кстати, на какой это я сейчас широте и долготе?"
На самом деле Олеся понятия не имела, что такое широта и долгота, поскольку из всей географии запомнила только то, что на глобус при желании можно натянуть презерватив, но говорить такие слова было приятно, и она продолжила: "А вот будет прикольно, если я пролечу Землю насквозь и увижу отморозков, которые ходят головами вниз! Кажется, их называют Антипотными".
Слово прозвучало явно как-то через задницу, и Олеся порадовалась, что ее никто не слышит.
"А ведь мне придется у них спросить хотя бы название их страны. Типа, молодой человек, это Новая Зеландия или Гондурас? - и она попыталась эротично вильнуть попкой. (А вы думаете, это так просто - вилять попкой в полете?) - Нет, лучше не буду спрашивать, а то за дауна примут ненароком и в дурку загонят. Лучше уж где-нибудь прочитаю, лишь бы не на заборе".
Все вниз и вниз, вниз и вниз...
Делать определенно было нечего, и Олеся продолжила увлекательную беседу сама с собой: "Дима, наверное, будет скучать без меня сегодня! (Димой звали ее кота.) Я надеюсь, ему не забудут почесать яйца перед сном. Ах, Дима, Дима! Как жалко, что тебя нет рядом. Правда, хавать тебе тут нечего, разве что летучую мышу поймаешь. Какая, на хрен, разница: мышь - она и в Африке мышь".
Кальвадос делал свое дело, Олеся потихоньку начала засыпать и только лениво повторяла: "Едят ли кошки летучих мышек? Едят ли мышек летучих кошки?" - а иногда и - "Едят ли кошек летучие мышки?". Но поскольку отвечать было некому, то, конечно, не имело значения, как задан вопрос. Олесе начал сниться сон, как она идет, держа Диму за лапку, и спрашивает:
- Дима, хочешь летучую мышку?
А он отвечает:
- Нет, лучше гулящую кошку.
Но тут, наконец, полет закончился и Олеся с милой улыбкой и фразой "через колено твою в бога душу мать!" приземлилась на кучу прелых листьев и использованных резинок.
К счастью, она совсем не ударилась и тут же вскочила на ноги. Тоннель уходил в сторону, и вдалеке еще отсвечивали белые ляжки Кролика. Прежде чем это чудо селекции скрылось за поворотом, Олеся услышала: "О, моя многострадальная задница! Поздно, слишком поздно!". Она бросилась следом и очутилась в пустом и длинном зале. Кролика нигде не было, и только пыльные люстры свисали с низкого потолка.
Стены зала изобиловали дверями, но все они оказались заперты. Олеся старательно попинала каждую, однако безрезультатно. Вдруг она увидела стеклянный столик-калеку на трех ножках, на котором не было ничего, кроме маленького золотого ключика. Олеся сразу просекла, что ключ от какой-нибудь двери в зале, но - хренушки, ни одну дверь открыть не удалось. То ли двери были слишком большие, то ли ключик маленький, то ли руки у Олеси кривые. Но, обнюхав зал повторно, она обнаружила кусок ветоши в форме занавеса, а за ним - маленькую дверцу, размером с крысиную нору. И тут - о, чудо, бляха-муха! - ключик подошел, дверца распахнулась.
За дверцей скрывался сад, самый совершенный из всех существующих в нашем несовершенном мире. Как Олесе хотелось побегать по клумбам, поваляться на травке и поссать в хрустальный фонтан, но - увы! она могла только смотреть на это великолепие.
"Ну, голова-то в дверцу, может, и прошла бы, - подумала она. - А плечи? Плечи-то уж точно не пройдут. А если еще и голова там застрянет, и мне придется стоять, нагнувшись раком и не имея возможности пошевелиться, а сзади выстроится очередь из потных волосатых мужиков, жаждущих отсношать мою нежную розовую попку... Нет, нафиг, нафиг, нафиг!"
Олеся в растерянности вернулась к столу и, вдруг, увидела, что там стоит бутылочка, которой еще пять минут назад не было. Бутылочка оказалась от тройного одеколона, но на этикетке жирным черным маркером было написано: "Выпей меня".
- Ишь ты, хитрожопый, - сказала Олеся. - Нет, я сначала посмотрю, не написано ли где-нибудь "Яд", а то еще окочурюсь тут на потеху какому-нибудь некрофилу.
Олеся была начитанной девочкой и знала, что если держать зажженную спичку слишком долго, то обожжешься, если открывать ножом пиво, то можно и глаз выколоть, а если выпить из бутылки с надписью "Яд", то можно заработать все, что угодно - от поноса до погоста.
Но надписи "Яд" на бутылочке не было, и Олеся рискнула. Вкус у жидкости был специфический, но очень приятный: смесь вишни, заварного крема, бульонного кубика, жареной индейки и вокзальных пирожков с собачьим ливером. В общем, вскоре бутылочка опустела.

* * * *
* * * * * * *
* * * *

- Ух ты, какие прикольные глюки, - восхитилась Олеся, - я сложилась как маленький розовощекий телескоп!
Да уж, так оно и было, теперешний рост Олеси не превышал двадцати сантиметров, и она наверняка смогла бы пролезть без вазелина в ту загадочную дверь. Но все же Олеся немного подождала, решив покурить минут пять и убедиться, что уменьшение прекратилось. - "А то, мало ли, - подумала она, -вдруг я буду таять безостановочно, как кончивший член, и интересно, в кого я тогда превращусь?"
Докурив беломорину и убедившись, что ее размеры определенным образом зафиксировались, Олеся направилась к волшебному саду, но... "Мать твою так через колено в ухо!" - дверь почему-то оказалось заперта, а гребаный ключик лежал на столе. Его прекрасно было видно через стеклянную столешницу, но вот достать - хрен там, и после пары безуспешных попыток забраться по скользким ножкам стола, Олеся села на пол и разревелась, размазывая слезы по соплям.
- Ну и фигли орать?, - спросила она себя через некоторое время. - Прекращай-ка на хер это мокрое дело.
Надо сказать что Олеся частенько говорила сама с собой, особенно попробовав пивка с димедролом из школьного буфета, а учителя давно подозревали у девочки раздвоение личности, так как она умудрялась одновременно писать контрольную по математике и рисовать на парте голых мужиков.
Тут Олеся увидела, что под столом валяется коробка от DVD-диска. Она с вожделением сунула туда нос, в надежде найти пиратскую копию супер-мега-блокбастера "Приключения слона в жопе таракана 2", но там оказался лишь кусочек мацы с надписью "Съешь меня".
- Хорошо, я это съем, - сказала Олеся. Если вырасту - достану этот долбаный ключ, а если уменьшусь - пролезу в щелку под дверью. Короче, в сад я по-любому попаду.
Она откусила немного, но ничего не произошло. Вообще, трудно ожидать чего-либо сверхъестественного при поедании мацы - это может быть и скучно, но такова суровая правда жизни. Короче, Олеся решила не заморачиваться и слопала всю мацу до крошки.

* * * *
* * * * * * *
* * * *


далее: Глава II. Йоу, крыса и вибратор. >>

Василий Серенький. Приключения Олеси в стране чудес
   Глава II. Йоу, крыса и вибратор.
   Глава III. Предвыборные гонки за тампон.
   Глава IV. Кролик посылает Билгейца.
   Глава V. Почем опиум для народа?
   Глава VI. Хряк и харчо.
   Глава VII. Моня, Федор и Ашотик.
   Глава VIII. Розовый фламинго.
   Глава IX. По Уставу не положено.
   Глава X. Полметра нежности.
   Глава XI. Моральное уничтожение.
   Глава XII. На сем спасибо.


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация